Policy Report | August 12, 2009

Ядерный и ракетный потенциал Ирана

Стечение обстоятельств предоставило Российской Федерации и Соединенным Штатам Америки исключительную возможность изменить отношения друг с другом.

Click here to view the publication in English

К сожалению, реальность такова, что уровень доверия как между элитами, так и между более широкими общественными группами наших двух стран чрезвычайно низок. Чтобы добиться сближения, необходимо преодолеть себя и поверить в то, что мы можем совместно работать над самыми трудными задачами. Именно решимость преодолеть непонимание в очень болезненном вопросе стала движущим мотивом, побудившим группу занимающих высокие посты американцев и русских встретиться в 2007 году в Москве. Собравшаяся по инициативе Института Восток-Запад (ИВЗ), эта группа задалась целью изучить возможности сотрудничества по вопросу об иранской ракетно-ядерной программе. В результате острой, но вместе с тем уважительной приватной дискуссии, участники – в число которых входили, с американской стороны, генерал в отставке Джеймс Л. Джонс, посол Генри Крамптон и генерал в отставке Лэнс Лорд, а с российской стороны – высокопоставленные официальные лица во главе с представителем президента Российской Федерации послом Анатолием Сафоновым, договорились о целесообразности создания Институтом Восток-Запад рабочей группы, которая объединила бы ведущих ученых обеих стран для изучения иранского вопроса и подготовки первого исследования по совместной оценке угроз. Этот опыт был призван установить на практике, смогут ли ученые и эксперты двух стран прийти к единому мнению относительно характера угрозы, связанной с реализацией иранской ракетно-ядерной программы. Дебаты, имевшие место во время московской встречи, показали, что достичь согласия относительно понимания намерений Ирана будет нелегко. Сознание политических сообществ обеих стран затмилось клубами «дыма», представлявшего собой смесь эмоций и ни- чем не подкрепленных сообщений с реальными фактами и политическими выкладками. Никакого диалога не происходило. Проблема порождала только разрозненные монологи, основанные на подозрениях и недоверии. Решение перейти к практическим шагам по совместной оценке угроз было рискованным. Не было гарантий, что эта работа увенчается успехом.

На самом деле, большинство внешних экспертов, к которым мы обратились, сказали, что задача невыполнима. Отношения между Россией и Соединенными Штатами Америки дошли до самой низкой точки за последние десятилетия. Одной из важнейших причин столь серьезного ухудшения стало скоропалительное заключение между США и Польшей, а также между США и Чешской Республикой договоров по ПРО, которыми предусматривалось развертывание в этих европейских странах объектов, призванных противостоять потенциальной ракетно-ядерной угрозе со стороны Ирана. Правительство США рассматривало этот шаг как оборонительный. Действительно ли Иран накапливает потен- циал для нанесения удара по Европе? Сколько времени может занять этот процесс? Российское правительство выступило с возражениями против размещения системы ПРО возле своих границ, заявив, что этот шаг был бы направлен против России и носил бы наступательный характер. Российские руководители и эксперты отвергли идею о наличии у Ирана в настоящее время таких наступательных возможностей, которые позволили бы ему нанести удар по Европе с применением баллистических ракет. Столкнувшись с этой тупиковой ситуацией, шестнадцать американских и российских участников кругло- го стола, состоявшегося в 2007 году в Москве в рамках диалога на неправительственном уровне, вполне могли остановиться, но они поступили иначе. Было достигнуто понимание, что корень проблемы следовало искать не в США и не в России, но в расшифровке самой угрозы: какими реальными техническими возможностями располагает Иран? Могут ли две стороны проанализировать ситуацию и прийти к согласию относительно характера угрозы по итогам совместного исследования?

Россия и США спорили по поводу сроков, необходимых Ирану для создания ядерных боеголовок и балли- стических ракет, способов предотвращения такого развития событий, а также – если предотвратить наихудший сценарий окажется невозможным – оперативных мер военного характера, которые обе страны могли бы применить в целях защиты от потенциального использования Ираном ракет с ядерными боезарядами. Участники круглого стола согласились с тем, что продуктивный политический диалог относительно мотивов и ответных мер политического характера мог начаться только после оценки возможностей Ирана. Именно в этом две группы ученых из наших стран увидели свою задачу и приступили к работе – как индивидуальной, так и совместной, проходившей в форме коллективных обсуждений, которые зачастую затягивались далеко за полночь.

В то время как иранская ядерная программа не раз становилась предметом подробного публичного анализа, гораздо меньше внимания уделялось, по крайней мере публично, ракетной программе Ирана. Огромное количество самых разных утверждений и опровержений затрудняет понимание проблемы неспециалистом. Задача настоящего доклада состоит в том, чтобы заполнить этот пробел, предложив читателю подробное исследование иранского ракетно-ядерного потенциала. Когда предположительно Иран будет способен развернуть ядерные боеголовки? Будут ли предлагаемые элементы системы ПРО в состоянии перехватить иранские ракеты в случае, если допустить, что Иран произведет их запуск? Каковы возможности российско-американского сотрудничества в этой области? Таковы наиболее актуальные вопросы, которые были исследованы в настоящем докладе и в связи с которыми в нем высказываются экспертные оценки.

Институт Восток-Запад, вот уже тридцать лет играющий роль связующего звена в российско-американских, а до этого – в советско-американских отношениях, с заслуженной гордостью представляет результат труда замечательной команды ученых и экспертов из России и США по заявленной теме. Подготовленный ими документ стал первым мостиком, перекинутым над про- пастью, казавшейся ранее непреодолимой – как из-за отсутствия независимого анализа, так и из-за дефицита доверия в отношении оценки иранской оружейной программы. Своим успешным завершением совместное исследование по такому важному вопросу, как оценка иранского ракетно-ядерного потенциала, обязано усилиям авторов, а также готовности правительств обеих стран создать возможности для сотрудничества между нашими научными сообществами.

ИВЗ работал в тесном контакте с партнерскими организациями как в России, так и в Соединенных Штатах Америки: с российским Комитетом ученых за глобальную безопасность и контроль над вооружениями, программой в области естественных наук, технологий и общества Массачусетского технологического института, Центром международной безопасности и сотрудничества Стэнфордского университета. Все они оказали большое содействие и сыграли ведущую роль в реализации проекта. Мы надеемся на то, что работа, проделанная выдающимися американскими и российскими специалистами благодаря установившимся между ними неформальным контактам, укажет выход из контрпродуктивного и ненужного противостояния, которое возникло по поводу иранского военного ядерного потенциала и возможных ответных мер, направленных на его нейтрализацию. В конечном итоге, обе стороны – в результате непростого процесса согласования – указали на то, что превращение Ирана в ядерную державу не отвечает интересам ни США, ни России.

Более года между российскими и американскими учеными, некоторые из которых являются близкими советниками высокопоставленных государственных деятелей, происходили напряженные дискуссии в связи с подготовкой первой совместной оценки угроз. Работа над проектом настоящего доклада была сама по себе уникальным опытом установления доверия между экспертами, которые формируют будущие стратегические решения. Все мы многому научились благодаря этому опыту, опираясь на который Институт Восток-Запад планирует более широко и активно использовать модель совместных независимых экспертных групп как инструмента в поиске ответов на различные существующие в мире угрозы. Мы проведем дополнительные исследования по совместной оценке угроз. Для того чтобы придать импульс процессу практического использования выводов настоящего доклада, мы предполагаем приступить к совместной российско-американской оценке политических решений, как было предложено Уильямом Бернсом (William Burns), заместителем государственного секретаря по политическим вопросам (ранее занимавшим пост посла США в России). Это новое исследование помогло бы выработать, на основе консенсуса, рекомендации относительно возможных политических путей урегулирования Соединенными Штатами Америки и Россией проблем, связанных с потенциальной ракетно-ядерной угрозой со стороны Ирана, а также предложить глобальный механизм недопущения распространения баллистических ракет.

В феврале 2009 года основные выводы исследования были представлены советнику по вопросам национальной безопасности США Джеймсу Джонсу, российскому министру иностранных дел Сергею Лаврову и секретарю Совета безопасности Российской Федерации Николаю Патрушеву. Первая реакция на проект доклада как от американских, так и от российских официальных лиц была позитивной и позволяет надеяться на то, что обе страны смогут конструктивно сотрудничать в противостоянии существующим ракетно-ядерным угрозам. Мы рады тому, что важность совместных российскоамериканских исследований по оценке угроз была признана в ходе недавних двусторонних встреч между госсекретарем Клинтон и министром Лавровым.

ИВЗ видит свою задачу в объединении усилий ради достижения более безопасного и совершенного мира, и содержащаяся в настоящем докладе совместная оценка угроз предоставляет лицам, определяющим политический курс, возможность внести свой конкретный вклад в это дело. Мы благодарны за самоотверженные усилия тем участникам проекта как с американской, так и с российской стороны, которые оставили в стороне политическую полемику и пожертвовали другими обязательствами ради того, чтобы обогатить настоящее исследование своими глубокими знаниями и навыками в области анализа. В процессе работы над предлагаемым вниманию публики согласованным документом они выступили не только как ученые, но и как дипломаты и опытные переговорщики. Выражаем особую благодарность и признательность Дэвиду Холловею и Леониду Рябихину, которые возглавили работу американских и российских участников этого уникального проекта, соответственно. Полный список ученых и экспертов, принимавших участие в исследовании, приведен выше. Мы благодарим каждого из них за труд и предоставленные материалы. Вместе с тем, своим успешным завершением и публикацией приводимый ниже согласованный документ во многом обязан именно профессору Холловею и доктору Рябихину, которые проявили себя как терпеливые, но решительные руководители. Я хотел бы также выразить особую благодарность и признательность Грегу Остину, вице-президенту по инновациям в области политики, который положил начало исследованиям по совместной оценке угроз в Институте Восток-Запад.

Джон Эдвин Мроз, президент и главный исполнительный директор Института Восток-Запад. Из предисловия к докладу "Ядерный и ракетный потенциал Ирана: совместная техническая оценка угроз экспертами из США и России"